?

Log in

Хвосттрубой
Станция забвения 
19th-Sep-2016 04:16 pm

Если кто-то пропустил (а то в рассказах). Это могло бы стать полноценным романом, но не судьба. Осторожно: флафф, нежность, сироп! Кое-что может слипнуться. :-) В тексте откровенный стёб над "хвостатыми пришельцами". Я предупредила!

- Альварес! Эй, Альварес, смирно! Вы слышали, что я сейчас сказал?
  - Да, сэр!
  Капрал Батиста направил указующий перст прямо на меня. Рослые парни слева и справа в строю смотрели прямо перед собой, но, разумеется, не на стоящего выше по званию. Ну а я взглянула снизу вверх.
  - Полюбуйтесь-ка на нее!!! Что она вообще делает в войсках Терра Нуэва?
  Что-то? Работаю. Пытаюсь выжить и скоротать время до окончания контракта. К тому же, я военная только на бумагах, как и остальные техники.
  - Повторяю для всех и особенно для таких тупых, как вы, - продолжил поучать он. - На станции ожидается прибытие эргов. Среди них две самки! Самки, я сказал!!! - рыкнул он. - Так вот, парни! Самок не кормить, иначе вас вызовут на поединок и выпустят кишки. Даже не смотреть в их сторону и не дышать! А вам, Альварес, ничем не угощать этих чокнутых собак и не брать у них пищу.
  - Си, сеньор, - сказала я на старом эспаньоль.
  Батиста чуть не взорвался, будто ему петарду к хвосту подвесили.
  ***
    Нелегко быть военным, пусть ты просто техник на станции и обслуживаешь защитные костюмы и системы жизнеобеспечения. Не в работе дело. Это как раз просто и привычно. Хуже всего - просто зашкаливающий вокруг тестостерон.
  За два года на станции я поняла, что есть только два варианта: ты нигде и ни с кем, или тебя имеют все подряд. Так что - никаких неуставных отношений, младший лейтенант Альварес!
  Хорошо, что мамочка моя, упокой ее душу пречистая Дева, вбила мне в голову немного благоразумия. Однако и оно не уберегло от ошибок.
  Итак, начну снова и с самого начала.
  ***
  А что, собственно, считать началом? И создал Бог небо и землю... тьфу ты... Однажды в семье Марии Франциски Маркос и Пабло Эдуардо Альвареса появилась на свет дочь. А потом еще одна, и это была я.
  Опять не то!
  Начнем с того, как я попала на станцию. Мы оказались в долгах из-за лечения матери, и мне пришлось отправиться в вербовочный пункт, чтобы продать свои золотые руки и умную голову за... да неважно!
  Нет, начало истории будет другим.
  Итак, эрги высадились на станции. Тут-то все и завертелось.
  ***
  Высадка была не слишком зрелищной. Сначала словно из ниоткуда возник чужой корабль. Я таких еще не видала! Был он велик, без малого четверть станции 'Обливион'. Техники включили трансляцию, чтобы ничего не пропустить, и спихнули на меня отчет.
  Мужчины!
  Но не будем о грустном. Решив, что сегодня с меня ничего не спросят, я тоже уселась у проектора и конфисковала кофе у Серверы.
  - Эй! Грасиела, не наглей, - распушился он, как боевой петушок.
  - Да ладно, - я уже пила этот божественный нектар. - Позже сочтемся. Думал, отчет будет просто так?
  Он заткнулся. Расчетчик он был никудышный, только данные умел вводить в станционный ИскИн, и все. А чтоб мозгами пошевелить - это к Альварес, да...
  Челнок отделился от материнского корабля. Он снизил скорость и некоторое время дрейфовал рядом с нашей космической станцией. Их пилот включил маршевые двигатели, корректируя траекторию и выравнивая скорость. Наконец заслонки в ангаре гостеприимно приоткрылись, приглашая пришельцев внутрь.
  - Хей! - сказал Гонзалес-старший. - Переключи на корабельную трансляцию.
  - Доступа нет.
  - Сейчас.
  У Гонзалеса сынок - главный корабельный 'умник' с разъемом в голове. Через него этот парень общается с ИскИном станции. Через несколько минут и пару сообщений мы уже смотрели прелюбопытное видео. Вот что значит связи!
  Хм... Интересно, а почему их назвали 'собаками'? Внешне они вполне обычные. Почти что люди, только двигаются иначе. Грациозно скользят, как танцоры, а не топают, как большинство знакомых мне людей. Стройные и подтянутые. Ни одного жирдяя. Все смуглые и темноволосые, но не похожи на латиносов.
  А уж дамы их - закачаешься. Обе красавицы, как на подбор, и в таких чудных, вышитых платьях до пят - одна в зеленом, другая в персиковом. Сопровождаемые своими самцами, они направлялись в выделенную им зону станции. Наверное, чужаки займут весь гостиничный комплекс и даже часть хостела.
   Самцов было много. Нет, не так. Очень много! Полсотни точно. И скоро мы увидим их воочию, а не на голограмме. Я представила, как их будут кормить, учитывая рекомендации Батисты. Наверное, поставят автоматический раздатчик и поилку.
  'Альварес, не сходи с ума!'
  А что еще мне остается? Станция - место для настоящих безумцев. Они сюда стремятся или сходят с ума уже тут.
  ***
 'Не есть', 'Не кормить', 'Не врать им, все равно почуют', 'Не говорить с ними без нужды'. Не, не, не... Не жить, не дышать. Сплошные запреты. Проще перечислить, что можно. Забиться в угол и стараться стать совсем незаметной. И так все пять дней, пока они не уберутся со станции.
  Два дня получалось неплохо благодаря дежурствам в мастерских. Но потом мне дали отгул. Вот тут-то все и случилось. В общественной зоне паслись эти собаки. Нет, они не задирались, не трогали наших женщин, но все равно в этом было что-то нездоровое.
  Я тоже наблюдала.
  Один тип в зеленом выделялся на общем фоне. Он был у них за главного, как я погляжу. Только ему было дозволено лично сопровождать инопланетных дам, прогуливаясь с ними по станции.
  Как он определил, что я не парень, а девушка - сие мне непонятно до сих пор. Ксенологи говорят, у них на такие вещи просто нюх. Его не смутил мешковатый комбинезон, худоба и короткие волосы. Я всегда была похожа на подростка. Даже губы не красила.
  Дело было в кантине.
  - Женщина, - вынес он свой вердикт. - Свободный трофей?
  - А? - я пролила эрзац-кофе на стол, когда он ко мне обратился.
  О, Боже, какой мужчина! Вблизи еще интереснее. Смуглый, опасный, неприятный тип с чешуей на скулах. Высокий! Цепкий взгляд карих глаз. Матушка моя, упокой Господь ее душу, всегда говорила держаться от таких подальше. У нас на нижних уровнях встречались похожие парни. Дашь палец - всю руку откусят! И при всем при этом очень привлекательный. Взрывоопасное сочетание. И еще неплохо говорит на спанглиш.
  Чего он хотел?
  - Нет мужчины? - уточнил эрг, а у меня уже горело лицо и уши.
  Как он узнал? Вот позорище. Нет ничего хуже, чем быть старой девой, права была Анхела. Анхела - это сестра, единственная, но не любимая, увы мне, увы. А еще хуже старой девой прослыть.
  - Вы кто? - не отвечая, задала встречный вопрос.
  Отчего-то меня это волновало.
  - Эйтэ Ла. А вы?
  - Грасиелла Альварес.
  - Ясно.
  Он кивнул, запоминая.
  - Ну, я пойду?
  Я неловко встала и задвинула стул.
  - Ваше приоритетное право, - протянул он, но я ни на грош не поверила.
  Уходя, я оглянулась. Он внимательно смотрел мне вслед.
  ***
  На другой день я сбилась с ног, разыскивая Серверу. Надо было дотащить костюмы высшей защиты до ангара, а погрузчик сломался. Такому здоровому парню ничего не стоит это сделать. Не мне же этим заниматься?
  Кислородные патроны и регенераторы я проверила, остальное не по моей части. Я была среди них своим парнем, но в такие моменты это меня не радовало.
  Сервера скрылся в неизвестном направлении, и я таскала военные 'гепарды', один за другим, ухватив за раструб рукава.
  - Один... Два... Господи, помоги мне! Тяжелые. Три... Ф-фух...
  - Альварес, ты ли это? - услышала я голос Гонзалеса-старшего из динамика.
  - Я, кто же еще.
  - А это кто рядом?
  Он видел на экране кого-то еще? Вроде, я была одна. Я обернулась и увидела того самого инопланетного типа. Он молча взял у меня ношу и спросил:
  - Что это?
  - Моя работа.
  Он хмыкнул. Вместо того, чтобы спрашивать, мог бы и помочь. Кстати, что он тут делает?
  - Куда это нести? - поинтересовался он.
  О-о-о... Есть справедливость на свете. Матерь Божья и ангелы небесные, я еще немножко тут посижу, а он пусть таскает.
  ***
  - Альварес! - взвился Батиста. - Мне доложили о ваших приключениях...
  Пока он распинался, а я глохла от крика, мысли были далеко.
  Альварес! Альварес? А что 'альварес'? Он сказал не врать им, так что буду прямолинейна. И буду делать, что хочу.
  Эйтэ Ла оказался лучше, чем я думала. По крайней мере, в душу не лез. Просто помог и отвел в кантину. Там я вспомнила, что забыла коммуникатор, и у меня нет талонов на обеды. Я сглотнула слюну, глядя на раздатчик.
  Эрг куда-то ушел. Даже не попрощался... Эх. С-собака.
  ***
  Я уныло подсчитывала возможные убытки, когда пришелец снова возник на горизонте.
  - Хотите? - спросил он.
  Выглядело вкусно. И пахло тоже. Похоже на орехи, но странной формы, маслянистые и ароматные. Прямо слюнки потекли, так захотелось нормальной еды. Доктор Фламм говорила, что их пища пригодна для человека. Почему бы и нет? Никто ведь не узнает, если я сама не расскажу?
  - Хочу. Но...
  - Но?
  Протянутая рука со стаканом, полным 'орехов', так и зависла в воздухе.
  - А вы не хотите? Вы, наверно, тоже голодны.
  Мама, упокой Господь ее душу, учила: если тебя угощают, надо непременно угостить в ответ. Однако у меня с собой был только наполовину растаявший и слипшийся протеиново-шоколадный батончик. Я достала его из кармана и разочарованно вздохнула. Надкусан, ну как же так?! Нет в этой жизни справедливости и оставаться эргу голодным.
  - Что-то не так? - мягко улыбнулся он, как будто с ребенком говорил.
  Голос вкрадчивый, прямо бархат. Так бы слушала и слушала.
  - Я уже попробовала, так что не предлагаю.
  У него закаменело лицо. Я его обидела? Что не так? Угостить? Наверное, надо, иначе будет дипломатический скандал. Батиста мне этого не простит. Получу столько дисциплинарных взысканий, что потом не рассчитаюсь с долгами.
  - Вот!
  Надкушенный батончик перекочевал в руки эррга. Он машинально сжал его в руке. Что ж, стакан с 'орехами' теперь мой! Эррг переводил взгляд с шоколадки на меня и обратно.
  - Если не будете, я все съем сама, - пригрозила я ему.
  Он поспешно откусил кусочек. Я тоже попробовала их пищу. А ничего! Вкуснятина! Если это сон, то я не хочу просыпаться. Орехи вполне себе ореховые. Я моргнуть не успела, как они закончились. Пришелец не отставал. Крепкие челюсти молотили, карие глаза щурились, словно он что-то задумал.
  - А еще есть? - потрясла я в стакан в надежде, что там еще что-то осталось.
  Он вдруг перекинул меня через плечо.
  - Эй! Куда? Меня сейчас стошнит!
  Животом прямо на твердое, ну что такое, а? Теперь я видела только его длинные ноги и попу, красивую, надо сказать. О, Мадонна, прости мне такие мысли! Надо вырываться, бежать, но где там. Этот парень был из камня. Однако когда я укусила его, он остановился и спустил меня на пол.
  - Поединок? - удивился он.
  - Какой ... поединок? О, матерь Божья, я не нарочно! Ну за что мне это? Нет, не трогайте меня. Куда? Куда вы меня несете? Поставьте, я сказала...
  Где это мы? Неужели ванна? Настоящая, с безлимитным расходом воды? Я умерла и попала в рай. Впрочем, в раю был свой змей, с него причитается. И он не терял времени даром.
  ***
 Ну вот, Альварес, ты утратила честь и запятнала себя позором. Участь, худшая, чем смерть, однако, была не столь ужасна, как представлялось на словах. Все это вполне естественно.
  Наверное, я великая грешница. Ох! Только бы отец не узнал о моем падении. К счастью, о детях можно было не волноваться. С пришельцами это просто невозможно.
  Эйтэ Ла был умелым. Наверное, у него много женщин побывало в постели. Если так подумать, это даже хорошо, потому что хоть кто-то из двоих должен знать, что к чему. Он был нежным и терпеливым, а потом, о, потом... Как стыдно! И как хорошо... В первый раз я звезд с неба не хватала, но все равно было круто. А потом еще раз. Вот когда ангелы наконец-то пропели: 'Глория, аллилуйя!' Зато теперь все тело просто ломило от усталости.
  - Куда ты? - спросил он.
  - Кажется, я здесь видела ванну.
  - За дверью.
  Интересно, а где дверь? Кажется, она отъехала, когда он хлопнул по стене. Припомнив это, я шмякнула ладонью и затрясла ушибленной конечностью. Эрг встал, ничуть не стесняясь, и открыл проход. Вот же глупая! Сбоку надо было, а не так.
  В хостеле были пеналы для сна, зато в гостинице - самая настоящая ванная, скрытая за стенной панелью. Вода смывала все грехи. Хо-ро-шо. Супер! Я теперь не старая дева. Вот бы Анхела посмеялась. Сестра вечно меня пилила и попрекала этим. Она была красивее, а я умнее. Так уж повелось. А, может, и она умнее. Хватило же у нее ума выскочить замуж и остаться на Терра Нуэва. В рабство пришлось продаться мне.
  Теперь у меня был мужчина. Настоящий, из плоти и крови. Только вот интересно, зачем я ему?
  - Эйтэ Ла, - сказала я, кутаясь в пушистое белое полотенце. - Ты женат? Если женат, скажи сразу. Я не кручу любовь с женатыми мужчинами.
  Он вошел в ванну, сразу заняв все пространство, такой красивый и внушительный, что у меня вышибло воздух из легких. Я затаила дыхание, взирая на него снизу вверх.
  - Сейчас других трофеев нет.
  - Трофеев?
  - Ты - мой единственный трофей, - он подошел ближе и впился в губы поцелуем.
  ***
  - Альварес, вы вообще слушаете?
  - Нет, сэр, - я очнулась и посмотрела на Батисту. - Не могли бы вы повторить?
  Он просто дымился.
  - Военный лидер Эрг-ласси требует вас себе. Он угрожает начать войну, если мы не подчинимся. Как это понимать, Альварес?
  Как-как. Придется отдать.
  ***
  Я бы никогда не поверила, если бы кто-то сказал, что я стану спутницей инопланетного военного лидера. Кто он и кто я? Однако вот она я. Тут, на Эрг-ласси.
  У них тут неплохо. Меня все любят и балуют, даже женщины.
  Я отчего-то приглянулась старшей тетушке, и это все решило. Она мне подарила специальную зверюгу, которая переводит на их язык. Ничего учить не надо! Надел на голову - и все. Но я не люблю ею пользоваться, потому что она так и норовит врасти под кожу. Мы уж как-нибудь сами, медленно, но верно.
  Про мужчин вообще молчу. Эйтэ Ла только успевает отгонять таких любителей. Пару раз из-за меня уже случались поединки, хотя я здесь всего ничего.
  Иногда я чувствую себя глупым ребенком в мире взрослых. Я невысокая, у меня нет острых когтей, и меня оберегают ото всех опасностей, а их здесь немало. Одна я не решаюсь гулять. Похитят или сожрут - на выбор. Однако в доме Ла безопасно. Все зверюги тут ручные и не причинят мне вреда.
  Я отпустила волосы. Кудряшки теперь стоят дыбом по всей голове, и я похожа на одуванчик. Или на баранчик? Кошмар, но Эйтэ нравится играть с моими волосами. Тетушки научили меня их укладывать. У них-то волосы гладкие. Мне теперь все завидуют. А ведь я всю жизнь распрямляла кудри или коротко стриглась!
  Еда сносная, природа великолепная, хоть и причудливая. Воздух свеж, и море рядом. Там плавают гигантские медузы, похожие на привидения. Эйтэ Ла, рискуя жизнью, поймал для меня одну и приручил. Она теперь живет в ванной. Тихо-тихо растеклась по стенкам и прячется от нескромных взглядов. Если выключить свет, эта притворщица начинает мягко светиться во тьме и шипеть. Стоит закрыть глаза, и кажется, будто море где-то рядом.
  Я рассказала Эйтэ про ракушки, которые тоже поют. Он заинтересовался. Через месяц, когда я совсем об этом забыла, из человеческой дипмиссии привезли раковину рапана! Эрги ее нюхали и крутили-вертели, пока я не отобрала! Моё! Хоть что-то здесь напоминает о доме.
  Хотя... Мой дом уже тут.
  ***
  Родные шлют письма. 'Обливион стейшн инк.' выплатили компенсацию моей семье, но это не искупает их вины.
  Впрочем, я сама виновата. Как техник я вполне себе, а в отношениях полный профан. Впрочем, что ни делается - все к лучшему. Мне здесь хорошо.
  Приятно, когда тебя холят и лелеют. Со мной такого еще не было.
  Иногда Эйтэ Ла меня пугает. Он бывает очень... жесток. Но только с другими самцами. Превращается в зверюгу с чешуей и закрытыми пленкой глазами и устраивает дуэли по поводу и без повода. Здесь это в почете.
  К самкам у них особое отношение и пиетет. Неудивительно, ведь мы в меньшинстве. Весьма привилегированном меньшинстве, надо сказать.
  ***
 На Эрг-ласси не одна человеческая женщина. В клане Ла живет Хельга Рагнарссен, а в клане Ма - Гудрун Нордманн.
  Первую я видела мельком. Кажется, ее мужчина не в ладах с Эйтэ Ла. Насчет второй не поручусь, за все полгода я с ней ни разу не встретилась.
  В дипмиссии тоже есть парочка дам, и на этом все.
  Странно, но я совсем не скучаю. Тетушки здесь замечательно снисходительные к моим слабостям. Даже язвительная Рара Ла, странным образом похожая на мою сестру Анхелу. Наверное, это записано где-то свыше.
  'Для Грасиеллы - красивую, но вредную сестру'. Сестру, тетушку - неважно.
  Природа не терпит пустоты.
  ***
  Клан Ма - ученые, занимаются живой 'одеждой' и зверюгами, выращивают детали для техники и разные вещи. Этти - хитроумные советники и дипломаты. Семейство Ла - прирожденные бойцы. Есть еще Таэ, о них не принято говорить.
  Мы дважды совершала ознакомительные поездки. Только вот непонятно, я знакомилась, или со мной. Эйтэ мною хвастался и показывал другим самцам, как ценный приз.
  Я обижалась, он утешал. Это он умел, как никто другой.
  ***
  Эйтэ часто уезжает по делам. Одно из таких дел оказалось очень личным.
  Его бывший 'трофей' наконец родила. Мы ходили смотреть на этого пищащего 'котенка' величиной с ладошку.
  Кажется, я ревную.
  Везет их женщинам! То-то у них фигура, как у девочек. Ни боли, ни многочасовых мук. Р-раз - и все!
  Эйтэ осмотрел детеныша и остался доволен. Только посетовал, что не девочка. Его 'экс' сказала, что попробует с кем-нибудь из клана Этти. Я успокоилась и перестала переживать насчет их отношений, тем более, что эта Маэ Ма была столь любезна, что предложила мне познакомиться с малышом, когда он станет постарше.
  Кстати, у детеныша имелись рудиментарные чешуйки и маленький хвостик! Самый настоящий, клянусь. Он им цеплялся за мать.
  У взрослых эргов хвостов нет, это я точно знала. По крайне мере, у Эйтэ не было. Но тем вечером я еще раз решила в этом убедиться. У эргов реакция лучше, чем у человека. Не успела я опомниться, как оказалась на спине, прижатая к постели!
  - Что такое? - спросил он.
  - Хвост.
  - А что с ним? - прищурился Эйтэ. - То есть, какой хвост?
  - Его нет, - констатировала я.
  Я провела рукой по гладкой коже и тут же была за это наказана.
  Наказание было сладким.
  ***
  Этот невозможный мужчина постоянно куда-то уезжает. Однажды его не было два месяца. Вдруг приключилась беда.
  С запада, от самого моря катилась волна страшной дряни, затуманившей воздух. Дамы эрг-ласси заперлись в укрытиях и наблюдали через окна, как в белизне мелькают силуэты громадных слизней и двуногие фигуры.
  Наше укрытие вскрыли. Тетушки Эйтэ бились, как львицы! Я ничем не могла помочь. Просто спряталась и ждала, чем все кончится. Тетушки и охрана клана Ла скрылась в катакомбах под городом, а вот про меня все забыли.
  'Как они могли?! Как могли!!!'
  Просто ушли без меня.
  Когда меня за шкирку извлекли из укрытия, то чуть не убили. Потом захватчик понял, что имеет дело с женщиной, и сразу присмирел.
  Благодарение небесам. Я женщина!
  В несовершенстве творения есть свои преимущества. Теперь я точно это знаю.
  ***
  На смену миру приходит война. Два клана, Таэ и Ла, сцепились, но вот что я вам скажу. Эйтэ - мой единственный, я ни за что его не променяю на какого-то расфуфыренного самоуверенного хлыща.
  Женщин они не трогают, так что я сижу в своей комнате, окруженная едой, и страдаю от голода. Эйтэ сказал, что это что-то вроде брачных обетов. Ну, когда заключают помолвку. А поскольку я официально замужем по законам эргов, двоемужницей стать не желаю.
  В животе урчит.
  Часы тянутся тоскливо и тягостно.
  Эйтэ все нет и нет.
  ***
  Вскоре я ослабела и только лежала. Хлыщ в желтом приходил пару раз. Он прислал доктора, но тот только развел руками. Я старалась побольше спать. Ну, когда же придет мой Эйтэ Ла?
  Когда же...
  Когда придет, я его убью, потому что он не слишком торопился меня спасти!
  ***
  Снова пришел хлыщ, который меня похитил. Он сказал, что Эйтэ Ла больше нет.
  Меня теперь тоже нет.
  ***
  Конечно же, я скорбела. Всякая вдова скорбит по мужу, особенно такому, как мой Эйтэ Ла. Если у пришельцев есть душа, надеюсь, он в раю. Хотя вряд ли. Это он только со мной такой хороший, а с другими... Был. Был хороший. И плохой. Тоже был.
  Самоубийство - смертный грех, падре.
  Я не могу так поступить. Тем более, тогда за смертным одром моя душа не встретится с его.
  ***
  Когда похититель снова пришел, я притворилась спящей. Этот мерзавец нагнулся ко мне, и я пырнула его шпилькой для волос. Он обиделся и ушел.
  Кажется, мне это только приснилось. Или нет?
  ***
  Эйтэ! Он жив, и он пришел за мной.
  Они все врали, врали. Он был жив. Унес меня на руках, как маленького ребенка, и передал на руки докторам из клана Ма. Я все держалась за руку Эйтэ и не хотела отпускать. Мне казалось: если отпущу, он исчезнет, испарится, как мираж.
  - Мой самый драгоценный трофей, - сказал он. - Я все понимаю, но мне надо идти.
  - Куда?
  - Допрошу врагов и вернусь.
  Не завидую его врагам.
  ***
  Эйтэ Ла перевез меня на живой остров, построенный в океане и похожий на гигантский коралловый риф или атолл. Нагие, как Адам и Ева после сотворения, мы гуляем по пляжу. И знаете, мне совсем не стыдно. В раю нет греха...
  Когда я обгораю, ручная зверюга Эйтэ меня лечит. А он никогда не сгорает, только кожа становится медовой. Мне нравится водить по ней пальцами. Ему тоже.
  Медузу я торжественно отпустила в море, но она привыкла ко мне и не захотела уплывать. Осталась у берега и тоскливо шипит на своем морском языке.
  В дипмиссии пополнение. Мне эти рыжие выскочки с Фрейи не очень нравятся. Жена человеческого посла ничего, очень любезная дама. Остальные - холодные селедки. Зато с ними прилетел священник.
  Конечно, можно замаливать грехи, но можно их искупить. Для эрга это ничего не значит, зато для меня - очень многое. После всего, что случилось, он просто обязан сделать меня честной женщиной!
  У них вся церемония - просто слова. Я и так 'самый ценный трофей', 'трофей-над-трофеями' и 'неотчуждаемая плоть'. Он так сказал, остальные свидетельствовали. Вот и все. Дело сделано.
  Но ради меня он согласился потерпеть.
  ***
  Это были два самых мучительных и одновременно прекрасных дня. Сначала мы с женщинами из дипмиссии и тетушками жениха шили платье. Ткани не хватило, и на глаза уже наворачивались слезы, когда младшая тетушка Рара Ла принесла животное, которое доделало наряд.
  Я была спасена!
  Туфли мы позаимствовали у жены посла. Вместо цветов я вдела в волосы неведомую зверюгу, похожую на кремовую орхидею. Дамы эрг-ласси одобрили, хотя и недоумевали, что за странный ритуал я затеяла. Похоже, концепция брака им была не совсем понятна.
  - Зато потом будет банкет, - объявила я.
  Это они поняли. Еда - это очень важно для эргов, не знаю уж почему. Ксенологи долго объясняли что-то про ритуалы ухаживания в дикой природе, но я не особо слушала. Все мои мысли были о другом.
  А потом... О, потом! Он наконец надел мне кольцо.
  - Берешь ли ты...
  - Уже взял, - сказал он, оборвав священника.
  Я чуть сквозь землю не провалилась со стыда. Ну, нельзя же так! Падре закашлялся. В общем, все положенные слова были сказаны, взаимные обеты даны, моя подпись и клановая закорючка Ла стояла в архаичном регистрационном журнале из настоящей бумаги. Посол также заверил наши отношения гражданским актом. ИскИн верифицировал третий в истории межпланетный брак.
  Дело было сделано.
  - Где обеденный зал? - уточнил мой мужчина.
  Нет, не мужчина, но муж.
  Я кормила его с рук, а остальные самцы завидовали. Ну и пусть. Что космические боги соединили, человеку не разъединить.

https://lit-era.com/book/stanciya-zabveniya-b14643 Планирую сборник рассказов и сайд-стори.

This page was loaded Jul 22nd 2017, 12:27 am GMT.